АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за май Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Кооператив выиграл инвестиционный спор у Правительства Москвы и отправился взыскивать судрасходы. Чиновники возразили, что сумма завышена, и предложили ее уменьшить. Так и поступила апелляция, снизив компенсацию в три раза. С этим не согласилась кассация. Она напомнила, что госорган должен, согласно общему правилу, обосновывать чрезмерность расходов, однако ни одного доказательства этого нет. В другом деле кассация проверяла решения судов, которые признали обычной сделку банка, продавшего 14 квартир в преддверии банкротства.

Госорганы — на общих основаниях

Проигравший госорган участвует в споре о взыскании судебных расходов наравне с другими участниками дела, напомнил АС Московского округа в деле № А40-17611/2016. В нем Правительство Москвы хотело заставить ГСК «Раменки-2» подписать акт об итогах реализации инвестиционного проекта, а кооператив заявил встречный иск, где предложил свою редакцию акта. Три суда согласились, что первоначальный иск надо отклонить, а встречный удовлетворить. В первой инстанции прошло 13 заседаний, в апелляции и кассации – по одному.

В этом сюжете

  • 17 мая, 12:00
  • 13 марта, 17:05

После этого победитель решил взыскать с московского правительства 325 000 руб. судебных расходов – по 125 000 руб. за первые две инстанции и 75 000 руб. за третью (кто именно оказывал юридические услуги – в актах не говорится). АСГМ присудил эту сумму полностью, но апелляция прислушалась к возражениям Правительства, которое указывало, что затраты слишком большие, а дело несложное. Оно считало разумной сумму в 100 000 руб., из них 50 000 руб. за первую инстанцию, 30 000 за вторую и 20 000 за третью. С этим согласился 9-й Арбитражный апелляционный суд и снизил издержки, чтобы «обеспечить баланс интересов сторон». Апелляция отметила устойчивую судебную практику по таким инвестиционным спорам. А отложения в первой инстанции нужны были затем, чтобы соблюсти права третьих лиц.

АС МОосковского округа отменил этот акт и оставил в силе определение первой инстанции. В конкретном деле правительство не предъявило вообще никаких доказательств, что сумма расходов чрезмерна, завышена, неразумна и недостоверна, отметил окружной суд. По его мнению, апелляция полностью освободила госорган от необходимости обосновывать свою позицию, поэтому сумму уменьшили произвольно. Кассация напомнила, что суд праве уменьшить размер судебных издержек, если сумма слишком большая исходя из доказательств дела. Он не может делать это произвольно, тем более, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности расходов (определение КС от 21 декабря 2004 № 454-О).

А значит, в итоге кооператив получил все, что взыскивал — 325 000 руб.

Премии как повод не платить НДС

Учитываются ли премии за объем покупок в расчете НДС, если продавец и покупатель взаимозависимы, решали суды в деле № А41-76253/2018. «КРКА Фарма» приобретало у «КРКА Рус» лекарственные препараты и получало скидку в 11% за определенную в договоре сумму покупки. Ее засчитывали в оплату долга или будущих поставок. Другая премия полагалась за общий объем закупок. Согласно договорам, такие скидки не облагалась НДС. Исправлять бухгалтерские документы после их расчета тоже не требовалось.

В этом сюжете

  • 6 июня, 15:52
  • 24 мая, 14:15

За полгода 2013 года премия суммарно составила 523,9 млн руб., или 40,3%, посчитали налоговики. И доначислили 52,3 млн руб. НДС и 14,3 млн руб. штрафа. Налоговики объяснили свое решение тем, что в результате зачета премий поменялась цена товара. Раз это форма торговой скидки – значит, надо учесть эту сумму в расчете НДС. «КРКА Фарма» с этим не согласилась и обжаловала решение налоговой в суде.

Две инстанции решили дело в ее пользу. Они сочли, что премии не влияли на цену товара и были самостоятельной формой гражданско-правовых отношений, что следует из договоров и первичных документов. Суды приняли во внимание, что покупатель полностью оплачивал лекарства своими деньгами, а скидка от объема учитывалась с помощью взаимозачета встречных требований.

АС МО не смог согласиться с этими решениями и отправил дело на пересмотр. По его мнению, нижестоящие инстанции учли пояснения «КРКА Фармы», но оставили без внимания позицию налогового органа. Надо было учесть, что сумма НДС считается по итогам каждого налогового периода с учетом всех изменений, которые увеличивают или уменьшают налоговую базу (цену товара). А если так – значит, премию надо учитывать при определении налога. Кроме того, она ставится в зависимость от определенного объема продаж, своевременной оплаты и так далее, обратил внимание АС МО. По его мнению, это может показывать, что условия предоставления премии находятся в пределах исполнения договора поставки.

АС Московской области пересмотрит дело с учетом этих замечаний.

Коммерческий банк продаст 14 квартир дорого

Можно ли назвать типичной сделкой для банка продажу 14 квартир, решали суды в деле о несостоятельности «Русского Международного Банка» № А40-185433/2017. В 2017 году «РМБ» продал Павлу Осадчему 14 квартир в Петербурге за 195,5 млн руб. и нежилые помещения за 54,8 млн руб. Эти сделки позже решил оспорить конкурсный управляющий банкрота, Агентство по страхованию вкладов. Он обращал внимание, что они подпадают под месячный период подозрительности, когда у банка были неисполненные обязательства перед другими клиентами. АСВ обращало внимание, что банк досрочно погасил векселя, а ответчик досрочно изъял свой вклад. Именно это дало Осадчему возможность расплатиться за недвижимость полученными деньгами, указывало АСВ. Сделки еще и выходили за пределы обычной хозяйственной деятельности, раньше стороны их не заключали, цена превысила 1 млн руб. – это презумпция по закону о банкротстве. Кроме того, Осадчий позже продал недвижимость ниже покупной цены.

В этом сюжете

  • 17 мая, 12:04

Но две инстанции отказались признавать сделки недействительными. Они указали, что на момент совершения сделок в банке не было картотеки неисполненных платежных поручений иных клиентов банка. Продажа недвижимости подпадает под период подозрительности, но вывода активов управляющий не доказал, решили суды. Они учли довод Осадчего, что он с 2015 года изымал вклады и получал деньги по векселям от банка досрочно. Также в материалах дела был договор оказания услуг «с целью привлечь физических и юридических лиц для покупки квартир».

АСВ с этим не согласилось и подало жалобу в АС Московского округа. В ней агентство, в частности, возражает, что раньше ответчик не покупал недвижимость у банка. Договор оказания услуг также не подтверждает обычного характера сделки, ведь не доказано, что банк реально продавал квартиры несколько лет подряд. Также АСВ ссылалось на то, что платежи нельзя обосновать разумными экономическими причинами: нельзя считать типичной сделкой продажу квартир и помещений в таком количестве физлицу.

На эти доводы обратил внимание окружной суд. Он отправил спор на новое рассмотрение и поставил задачу проверить, не могли ли спорные сделки прикрывать расчет с Осадчим в обход других кредиторов. Кроме того, кассация указала проверить поведение кредитора – мог бы он, даже обладая крупной суммой денег, купить у банка квартиры, если бы банкротства не было.