Вместо выплаты по вкладу банк уступил клиенту права требования на сумму в два раза больше. Была ли эта сделка совершена с предпочтением? Разбирался ВС.

Стоимость уступки составила почти $8,4 млн. А уже спустя после проведения этой сделки, спустя пару недель «Русский Международный Банк» лишился лицензии. Дела организации перешли к Агентству по страхованию вкладов (АСВ), которое решило оспорить эту сделку в рамках банкротного дела № А40-185433/2017.

В этом сюжете

  • 22 февраля, 10:29
  • 12 февраля, 11:31

Суды пришли к выводу, что договор цессии и операция по его оплате были совершены с целью прикрыть другую сделку – отступное, опосредующее прекращение обязательств банка перед клиентом — Валентиной Мельниченко — по депозитным договорам при наличии признаков неплатежеспособности кредитной организации. Спорный договор был нецелесообразным и нетипичным для банка, так как в результате его заключения банк утрачивал ликвидные права требования на сумму, превышающую размер оплаты за уступку.

Сделку признали нетипичной и для заемщика, который досрочно расторг депозитный договор с потерей процентов для приобретения прав требования к юридическому лицу – нерезиденту. На необычный характер договора указывало и то, что сторонами не были приняты меры для перерегистрации залога недвижимости на цессионария.

Наконец, суды обратили внимание, что цена оспариваемой сделки более чем в два раза превысила 1% стоимости активов должника.

Суды заключили, что такая сделка не может быть признана совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, а единственной целью всех оспариваемых действий было обеспечение возможности для Мельниченко распорядится ее деньгами, находящимися в банке.

Окружной суд не согласился: по его мнению, вывод о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности сделка был преждевременным. Оплата по цессии совершалась в долларах США, при этом суды не изучили вопрос о наличии картотеки неисполненных платежных поручений, номинированных в этой валюте.

АСВ пожаловалось в Верховный суд. По мнению заявителя, суд округа фактически отождествил содержание понятий «предпочтение» и «необычность сделки» b необоснованно расширил предмет доказывания по спору, обязав нижестоящие инстанции проверить наличие картотеки неисполненных поручений клиентов, номинированных в иностранной валюте, несмотря на то, что установленных судами обстоятельств было достаточно для констатации недействительности оспариваемых сделок. Экономколлегия к этому прислушалась — и отменила решение окружного суда.